Владимир Иванович Вернадский
 
на главную страницу к перечню статей
 

КРАТКИЕ БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА НАУЧНОЙ, ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В. И. ВЕРНАДСКОГО

Владимир Иванович Вернадский родился 28 февраля (12 марта по новому стилю) 1863 г. в Петербурге. Отец его Иван Васильевич Вернадский (1821—1884) был профессором политической экономии и статистики Педагогического института и Александровского лицея. Его широкие культурные запросы и гуманные тенденции имели глубокое влияние на сына. Первые серьезные книги, прочитанные Владимиром Ивановичем, были в большинстве случаев подарками отца (среди них Ч. Дарвин «О происхождении видов», А. Гумбольдт «Космос» и др.). Несомненно, что чтение этих книг наложило отпечаток на дальнейшее развитие научных интересов молодого Вернадского.

В 1881 г. Владимир Иванович кончает гимназию и поступает на естественное отделение физико-математического факультета С.-Петербургского университета. К моменту поступления В. И. Вернадского Университет блистал именами Д. И. Менделеева, В. В. Докучаева, И. М. Сеченова, А. М. Бутлерова, Н. А. Меншуткина, А. А. Иностранцева и многих других. При выборе факультета В. И. колебался между естествознанием, астрономией и историей и, будучи на первом курсе естественного отделения, слушал параллельно некоторые курсы математики и начертательной геометрии, а также практически работал в Астрономической лаборатории.

С третьего курса В. И. специализировался по кристаллографии и минералогии, работая под руководством своего учителя и друга, создателя русского почвоведения В. В. Докучаева, лекции которого он составлял и издавал. Здесь, в кругу талантливой молодежи, пробудился у В. И. впервые интерес к вопросам генезиса минералов, к динамической стороне минералогии, составивший позже основное направление в исследованиях В. И.

В студенческие годы В. И. (1881—1885) появились первые его печатные работы, результаты наблюдений во время экскурсий под руководством В. В. Докучаева в Нижегородской губ., описание ископаемых из оврага в Доскине и поселения вымерших сурков. В это же время В. И. принимал горячее участие в студенческой общественной жизни. Он состоял председателем объединенного Петербургского землячества, работал в Научно-литературном обществе, а также принимал деятельное участие в кружке по народному образованию, где у него завязалась дружба с рядом лиц на всю жизнь.

В 1885 г. В. И. написал кандидатское сочинение «О физических свойствах изоморфных смесей», окончил университет и был оставлен хранителем Минералогического кабинета университета. В 1888 г. он получил командировку на два года за границу — первая самостоятельная научная экскурсия по Европе 25-летнею молодого ученого. С помощью известного геолога Циттеля он составил геологический маршрут, который вел его через Германию, Швейцарию, Париж, Лондон, Бат, Валлис. Он изучал природу, минералы и жадно читал во всех библиотеках, которые ему встречались на пути. Значительное время В. И. было посвящено работе по минералогии и кристаллографии в ряде знаменитых лабораторий: у Грота и Зонке, у Хаусхофе в Мюнхене и, наконец, у Ле-Шателье и Фуке в College de France и Ecole de Mines в Париже. В 1889 г. В. В. Докучаев делает В. И. своим представителем на Международной выставке в Париже, где В. И., прекрасно владея французским языком, дает объяснения посетителям о почвенных картах и трудах Докучаева.

При посещении Англии В. И. был избран в 1889 г. corresponding member Британской ассоциации наук. Здесь же в Англии он встречается во время экскурсий в Бате и Валлисе с профессором Московского университета А. П. Павловым, и эта встреча в значительной мере определяет всю дальнейшую его научную карьеру. А. П. Павлов предлагает ему по возвращении из-за границы начать работу в качестве приват-доцента, а затем профессора в Московском университете.

Двухлетнее пребывание в центрах западноевропейской науки и работа у видных профессоров — минералогов и кристаллографов, слушание лекций крупнейших ученых в Париже, а также посещение многих местностей Франции, Швейцарии, Германии, Англии и т. д., участие в работах Британской ассоциации наук и других обществ и съездов оставили значительный след в жизни В. И.

В 1890 г. В. И. возвращается из-за границы и едет в Москву, где он был избран приват-доцентом Московского университета по кафедре минералогии. К этому моменту В. И. опубликовал уже ряд экспериментальных работ по минералогии в «Bulletin de la Societe Francaise de mineralogie» и в «Zeitschrift fur Kristallographie», являвшихся в то время руководящими научными журналами. С 1892 г. он заведующий минералогическим кабинетом и член физико-математического факультета Московского университета. Вскоре он был утвержден экстраординарным (1898), а затем и ординарным профессором (1902). В рядах профессоров Московского университета в это время находились Лебедев, Тимирязев, Умов, Чаплыгин, Столетов, И. М. Сеченов и др.

В 1891 г. В. И. защищает в Петербурге магистерскую диссертацию на тему «О группе силлиманита и роли глинозема в силикатах». В ней он впервые проводит аналогию между положением в силикатах Si и AI (кислородные тетраэдры), сыгравшую исключительную роль в понимании строения этих сложных природных тел и не потерявшую своего значения до сих пор. Интерес В. И. к строению природных алюмосиликатов возник у него в лаборатории Ле-Шателье, влияние которого, как вспоминал сам В. И., на него было особенно велико и сохранилось на всю жизнь. После этого он принимается за работу над созданием курса кристаллографии, который издает в 1894 г.

Нужно сказать, что преподавание минералогии в Московском университете до В. И. ограничивалось скучным описанием минералов. Коллекции были в беспорядке. В. И. не только приводит эти коллекции в порядок, но обогащает их собственными экспонатами, собранными во время много численных экскурсий и путешествий. Он очень часто путешествовал по России и за границей вместе со своими учениками, придавая этим экскурсиям большое значение в деле подготовки ученых. В. И. коренным образом перестроил преподавание минералогии: вместо сухой описательной дисциплины создал химическую минералогию на исторической основе и отдельно вел курс кристаллографии. Так возникли истоки русской химической минералогии, а затем и геохимии и создавалась блестящая школа учеников В. И. — минералогов-геохимиков в Московском университете.

В течение ближайших пяти лет В. И. читает в Московском университете и пишет курс минералогии, который появляется в свет в 1899 г. Много внимания он отдает процессам выветривания, строению силикатов, увлекается полиморфизмом как общим свойством материи. Неоднократно ездил на Урал (начиная с 1896 г.) специально в Ильменские горы, знаменитые своим богатством минералов, по строго продуманному маршруту совершает экскурсию в Рудные горы и т. д. Вместе с тем В. И. упорно готовится к защите докторской диссертации на тему «Явления скольжения кристаллического вещества» и в 1897 г. блестяще защищает ее. Летом следующего года В. И. проводит ряд экскурсий со своими сотрудниками — Л. М. Поповым, С. П. Поповым, Н. И. Андрусовым, открывает впервые в России бор в грязевых вулканах. Он печатает работы по кристаллографической форме ряда химических соединений, минералов, пишет обзоры по минералогии и, наконец, создает на основе своих исследований новую теорию строения ряда силикатов (слюдяное кольцо, 1899—1901, в дальнейшем—каолиновое ядро). Эту теорию Ле-Шателье назвал гениальной, и значение ее в науке сохранилось до сих пор. Тогда же В. И. пишет первые очерки по истории науки (о Ломоносове — 1900, о Канте — 1905, и др.), влечение к которой сказывалось у него еще в ранние годы. В 1902 г. В. И. читает факультативный курс по истории естествознания в университете.

В этот период вокруг В. И. на кафедре создается научный коллектив — А. Е. Ферсман, Я. В. Самойлов, Л. Л. Иванов, П. П. Пилипенко, А. А. Твалчрелидзе, С. П. Попов, К. А. Ненадкевич, В. В. Аршинов, В. В. Карандеев и многие другие. В 1901 г. В. И. начал читать лекции на Московских высших женских курсах. Многие из первых женщин-ученых — учениц В. И. — стали впоследствии крупными исследователями. В лекциях и экспериментальных исследованиях В. И. связывает геологию с химией, уделяет огромное внимание выяснению причин и физико-химических условий образования (генезиса) минералов, их ассоциаций, парагенезису, познанию процессов минералообразования. Он создает первый научный минералогический кружок, охвативший всех минералогов Москвы. Вместе с тем он вводит в практику своих сотрудников и учеников обязательное выполнение экспериментальных работ по физико-химическому описанию химических соединений и минералов, сыгравшее огромную роль в деле создания школы минералогов-натуралистов. Вспоминая университетское преподавание того времени, В. И. говорил, что он тогда уже осознал необходимость и важность введения в преподавание специальных экскурсий для развития знания. Осуществляя эту идею, он, как и прежде, ежегодно совершает экскурсии со своими учениками и сотрудниками на Кавказ, в Крым, в Домбровский бассейн, за границу для ознакомления с ископаемыми Западной Европы. Многочисленные поездки и экскурсии В. И. по Америке, Европе, Азии, встречи и знакомства, несомненно, станут в недалеком будущем предметом самого внимательного изучения. В результате широко задуманных и планомерных исследований и ознакомления со всеми известными месторождениями в 1908 г. появляется первый выпуск его многотомного издания «Опыт описательной минералогии» (законченного в 1922 г.)—фундаментального классического труда по минералогии, не имеющего себе равных.

Между тем общественное движение в России нарастает. Приближается 1905 год. В. И. продолжает принимать участие в общественной жизни Московского университета. Он участвует в создании так называемого «Академического союза» профессоров и преподавателей; он один из авторов известной «Записки 342 ученых». В 1905 г. он был избран помощником ректора университета и одновременно директором Московских высших женских курсов. С 1906 г. он адъюнкт Академии наук и заведующий минералогическим отделением Геологического музея АН в Петербурге. Будучи избран в том же году от университета членом Государственного совета (с 1906 по 1910 г., когда он оставил Совет в знак протеста против его решений), В. И. все время находился в оппозиционной, левой его группе. К общественным обязанностям В. И. нужно добавить не прекращавшуюся его работу в земстве, где он был постоянным участником земских собраний и всероссийских земских съездов, будучи земским гласным с 1898 г. (Моршанский уезд).

1908 год был особенно богат событиями в жизни В. И., в частности, он избирается экстраординарным академиком. К этому времени ясно обозначилось его стремление к изучению истории отдельных химических элементов в земной коре. Развивая научные исследования, В. И. опубликовывает работу о распространении скандия (1908), а вскоре и о распространении цезия в полевых шпатах, очерк по геохимической истории Rb, Cs, Li в земной коре, целую серию работ по геохимии редких и рассеянных элементов. В. И. первый проводит в них мысль о будущем важном практическом значении редких и рассеянных химических элементов. Эти и последующие аналогичные работы явились основой для всех последующих исследований в этом направлении, предвосхищая широкое развитие их в наше время. В том же году, по примеру прежних лет (в 1907 г. он гостил у Бреггера в Стокгольме и Христианин), он путешествует по Великобритании и участвует в работах Британской ассоциации наук (1908 г.). Блестящий доклад Джоли (Дублин) о радиоактивности и ее значении в геологии производит на В. И. огромное впечатление. С этого момента он увлечен явлениями радиоактивности, и по возвращении на родину через год (1911г.) В. И. организует экспедицию для изучения радиоактивности в Фергане. Таким образом, было положено начало нашим знаниям в области радиоактивности Ферганы и других месторождений России, а затем и промышленности — радиевой и урановой. В. И. чрезвычайно интересуется этими проблемами, читает доклады, пишет статьи. К этому времени относятся его пророческие слова о том, что «ни одно государство и общество не могут относиться безразлично, как, каким путем, кем и когда будут использованы и изучены находящиеся в его владениях источники лучистой энергии» («О необходимости исследования радиоактивных минералов Российской империи», 1910).

В 1910 г., на съезде естествоиспытателей и врачей, В. И. прочитал доклад, создавший эпоху в мннералого-геохимических науках, — «О парагенезисе химических элементов». Располагая в группы природные изоморфные ряды химических элементов, он указал на перемещения и изменения этих рядов в земной коре, в породах и минералах под влиянием давления и температуры.

История химических элементов, их геохимическая классификация, парагенезис химических элементов в земной коре, распространение радия, урана и других радиоактивных элементов, редких и рассеянных химических элементов в земной коре, строение силикатов — все это изумительные по замыслам и классические по выполнению труды. Они являются первыми кирпичами нового научного здания — геохимии. «Представление о геохимии как науке об истории земных атомов возникло на фоне новой атомистики новой химии и физики в тесной связи с тем представлением о минералогии, которое проводилось в Московском университете в 1890— 1911 гг.»,—вспоминал В. И. Таким образом, геохимические идеи возникают у него и частично находят свое осуществление еще в стенах Московского университета. Далее, как мы знаем, эти работы обрываются из-за вынужденного ухода В.И. из Московского университета.

Наступает критический момент в жизни Московского университета (1911г.), и В.И., в знак протеста против удаления министром Кассо ректора университета и других лиц, вместе со многими профессорами покидает университет.

Многочисленные друзья, ученики и сотрудники В.И. по кафедре минералогии Московского университета издают сборник научных работ по минералогии (многие из них проведены под руководством В.И.), посвященный 25-летию его научной и педагогической деятельности, исполнившемуся в том же 1911г. Этот сборник дает представление о научной силе коллектива московской кафедры минералогии, созданного талантом В.И.

Так закончился первый, блестящий московский период научной и общественной деятельности В.И.

 
 

В том же 1911г. В.И. переезжает в Петербург. Он отказывается от педагогической деятельности и стремится всецело отдаться научно-исследовательской работе. Он думает широко поставить количественные спектроскопические исследования распространения редких и рассеянных химических элементов в породах и минералах России. Пересматривая и реорганизуя Минералогический музеи Академии наук, В.И. создал из него научный минералогический экспериментальный центр Академии, ставший его вторым домом. В экскурсиях по Уралу, Забайкалью, Алтаю (1912—1916) его сопровождают сотрудники петербургской лаборатории вместе с А Е. Ферсманом. В.И. в расцвете своих сил и таланта. Он опубликовывает в 1912 г. четыре выпуска «Опыта описательной минералогии». Впервые возникает у него интерес к газовому режиму земли.

В 1913 г., в канун воины, состоялась большая поездка В.И. в Канаду (вместе с Я.В. Самойловым), где он принимал участие в Международном геологическом конгрессе. Затем он едет в США, где знакомится с учеными и крупными научными учреждениями, и возвращается, полный новых планов. Растет интерес к естественным производительным силам — разнообразным рудам: висмуту, алюминию, золоту. В.И. продолжает работы по изучению распространения редких элементов и печатает серию работ по их распределению и материалы по строению земной коры.

С 1914 г. В.И. становится директором Геологического и минералогического музея АН, который он совершенно преобразовывает. В 1916г. он избран председателем Ученого совета при Министерстве земледелия вместо умершего Б.Б. Голицына. Работа в организации, связанной с исследованием жизни животных и растений, приводит его к мысли о геохимическом значении живого вещества (совокупность всех организмов Земли) в жизни планеты. С этого момента не прекращается интенсивная работа В. И. в этом направлении и приводит, как мы увидим ниже, к новому геохимическому направлению — биогеохимии.

Возникает первая мировая война. Страна испытывает голод в природном минеральном сырье, и в 1915г., по инициативе В.И. и под его председательством, в Академии наук создается Комиссия по изучению естественных производительных сил России. В короткое время Комиссия развернула огромную научно-исследовательскую работу по поискам полезных ископаемых. Комиссия впервые выпускает монографии и справочные издания по месторождениям полезных ископаемых в нашей стране, организует многочисленные комплексные экспедиции Академии наук и т. д. Из Комиссии, состоящей из большой группы крупнейших ученых, вскоре выделяются многочисленные научные институты, ставшие ныне самостоятельными центрами научной мысли (Керамический, Оптический, Радиевый, Институт платины, Институт физико-химического анализа, Почвенный, Географический и другие). Значение Комиссии в деле мобилизации наших естественных производительных сил, несомненно, будет высоко оценено историей. Интересно отметить, что работы в Комиссии усилили у В.И. интерес к вопросам организации научных исследований и работы высшей школы, а также к истории знания. Однако объем научно-исследовательских работ В.И. в области минералогии и геохимии не только не уменьшился, а, наоборот, увеличился. Он печатает, в частности, 2-й том «Опыта описательной минералогии», подытоживая огромный накопившийся материал.

В 1916г. В.И. пишет первые этюды по биогеохимии, которая начинает захватывать его, и продолжает исследование радионосных руд, редких газов, метеоритов. Он полон новых исканий. В июле 1917г., в связи с обострением туберкулеза, В.И. уезжает в Полтаву Здесь он работает над изучением биосферы, набрасывая основные мысли, которые позже превращаются в серию трудов по биогеохимии.

Вскоре он переезжает в Киев, где становится во главе Комиссии по организации Академии наук Украины. В 1918г. организуется Академия и В.И. — первый ее президент. Жизнь в эти годы становится тяжелой. Киев переживает смену властей. В. И. делает все, от него зависящее, чтобы сохранить созданный научный центр Украины. В Киеве ему удается впервые поставить экспериментальные работы по изучению живого вещества с геохимической точки зрения и начать чтение курса геохимии в Киевском университете.

В начале 1920г. В.И. переезжает в Симферополь, где в Таврическом университете пытается продолжать научную работу. В.И. был избран ректором университета, но его не удовлетворяют условия работы, он оставляет Таврический университет и возвращается в Академию наук в Петроград (1921г.), где стремится восстановить и развить работу Комиссии по естественным производительным силам, читает курс лекций по геохимии в Академии наук. Ему удается создать Государственный радиевый институт (1922г.), во главе которого он становится. В этом институте, в отличие от аналогичных зарубежных, было организовано три отдела: физический, химический и геохимический. Последним В.И. руководил лично. К работе по радиохимии он привлек В.Г. Хлопина. В Институте быстро создается сильный научный коллектив.

Несколько позже (1923—1924), по приглашению Сорбонны (Париж) В.И. читает курс лекций по геохимии, а затем проводит экспериментальную работу в Institut du Radium m-me Curie над составом минерала Кюрита из Конго (с ассистентом m-lle Шамье). В эти годы он близко знакомится с семьей Кюри. Далее В. И. экспериментально работает по договору с Fondation Rosenthal и только в 1926г., через Прагу, Брно, где он делает доклады, возвращается в Ленинград. Во Франции идеи В.И. в области геохимии были широко восприняты. Французская Академия наук выбрала его своим членом. Не менее популярен был В.И. и в славянских странах, где имел многих последователей в области минералогии и геохимии. Чехословацкая Академия наук и Сербская (ныне Югославская) избрали его также своим членом (1926). Неоднократно награждался В.И. почетными медалями ученых обществ.

Живя заграницей, В.И. поддерживает тесную связь с Академией наук. Он печатает в СССР свои «Очерки и речи», статьи о биосфере и живом веществе. Эти темы стали ведущими в трудах В. И. В это же время он сводит в единое целое свои геохимические идеи и печатает сначала во Франции (1924) «La Geochimie», а затем в России (1927—1934) «Очерки геохимии», переведенные впоследствии на ряд иностранных языков, классический труд в той области знания, одним из основоположников которой он являлся, — геохимии. Так оформляется новая наука. Он печатает и другую книгу «Биосфера» (1926), издающуюся в 1929г. на французском языке, в которой дает впервые точное определение биосферы с геохимической точки зрения, реальные ее границы в земной коре и т. д.

Наконец, он начинает печатание многотомного труда «История минералов земной коры» (1923—1936), представляющего исключительный научный интерес. К сожалению, труд этот оборвался на 3-м выпуске II тома («История природных вод»). Здесь дается учение о воде в геохимическом аспекте.

Таким образом, во время пребывания заграницей В.И. закончил значительную часть задуманных им трудов и тем положил начало геохимии.

По возвращении в Ленинград он с неослабевающей энергией принимается за научные исследования и организацию научных работ. Председатель КЕПС, директор Радиевого института, он активно входит в работу Комиссии по истории знания (председатель ее) и во многие другие комиссии Академии наук, создает отдел химии моря в Океанографическом институте, читает свою знаменитую речь «Рассеяние химических элементов» на годовом собрании Академии наук (1926г.), наконец организует Биогеохимическую лабораторию Академии наук (1928г.)

В эти годы В.И. вновь стремится привлечь внимание ученых к работам по радиоактивности. Как будто сказанные сегодня, звучат его слова: «Мы подходим к великому перевороту в жизни человечества, с которым не может сравниться все, им раньше пережитое. Недалеко то время, когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник силы, который даст ему возможность строить свою жизнь, как он захочет. Это может случиться в ближайшие годы, может случиться через столетие. Но ясно, что это должно быть.

Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение? Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую неизбежно должна дать ему наука? Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы, научного процесса. Они должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий. Они должны связать свою работу с лучшей организацией всего-человечества» («Очерки и речи», 1922, вып.2).

В.И. обращает внимание на концентрацию радия в некоторых пластовых водах, которые могут быть источником получения радия; поднимает впервые в СССР вопрос о применении радиоактивного метода определения абсолютного возраста горных пород. Он делает по этому вопросу доклад на Международном геологическом конгрессе в Москве (1937г.). В.И. был избран вице-президентом организованной конгрессом Международной комиссии по определению возраста пород радиоактивным методом. В результате он создает в науке новое радиогеологическое направление (Le probleme de la radiogeologie, 1935).

В 1933 г. строится прибор по исследованию искусственной радиоактивности, и радиевые работы получают большой научный размах. Радиевый институт приобретает ведущую роль в области науки.

В Биогеохимической лаборатории В.И. возглавляет экспериментальные исследования по геохимии организмов моря, органогенных пород. Одновременно он организует экспедиционные сборы с этой целью в лесах Приднепровья и возле Киева и руководит экспедициями Лаборатории (1929 г.). Заметка В.И., помещенная в Вестнике Академии наук под названием «Геохимия, биогеохимия и радиология на новом этапе» (1933г.), характеризует его научные устремления в период по возвращении из-за границы в 1926г. до переезда вместе с Академией наук в 1935г. в Москву. В течение этого времени он неоднократно бывает за границей, встречается с крупнейшими учеными, в частности с В.М. Гольдшмидтом и др., читает в Праге и Париже курс лекций по радиогеологии и геохимии. Возвратившись в 1934 г. из Праги в Ленинград, В.И. участвует в Менделеевском съезде и посещает с группой ученых Хибины.

Ознакомившись за границей с работами по новому рентгеновскому структурному анализу алюмосиликатов, В.И. возвращается к их строению в работе «Quelque considerations sur 1'etude chimique des alumosilicates» (1933г.) и, наконец, в последнем труде на эту тему— «Земные алюмосиликаты» (1937г.).

В Москве, оторванный от Радиевого института, В.И. все же пытается наладить работы по изотопам. Он организует в Академии наук Метеоритный комитет, где проводит изучение метеоритов, метеоритной пыли в минералогическом и химическом отношениях и создает новое периодическое издание «Метеоритика». По его инициативе и под его руководством учреждается Комиссия по изучению вечной мерзлоты (1928г.), ныне Институт мерзлотоведения Академии наук, и Комиссия по изучению минеральных вод СССР (перешедшая в Гидрологическую лабораторию Академии наук). Много времени отдает он работе Минералогического музея Академии наук, редактирует сочинения Гёте и пишет «Гёте как натуралист», ставит вопрос о диссимметрии, о времени в геологических науках, участвует в ряде геохимических и минералогических конференций, делает разнообразные доклады. Как мы видим, В.И. удается осуществить создание ряда действительно важных и нужных стране научных учреждений. В 1936г. он вновь (с А.П. Виноградовым) едет за границу, в Чехословакию. В Веймаре он посещает, в связи с работой по Гёте, его музей, затем едет во Францию и Англию, где работает в музеях и библиотеках.

В том же году исполнилось 50 лет научной и педагогической деятельности В.И. Ученики и сотрудники издают в честь В.И. двухтомный труд по минералогии, кристаллографии, геохимии, который дает представление о размахе научной деятельности Вернадского и его школы

Наибольшее внимание во второй московский период своей деятельности уделяет В.И. работам Биогеохимической лаборатории (1935— 1945), сам ведет исследования по биохимической роли А1 и Si в почвах, Ti, каолина. Результаты этих работ появляются во многих изданиях Академии наук В.И. ставит вопрос о необходимости создания геохимической карты биосферы. В качестве обоснования этой мысли, в виде сводки всех геологических фактов, освещенной в новом, геохимическом аспекте, он пишет работу, к сожалению, оставшуюся не совсем законченной, — «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения». Над ней он работал последние годы в Москве (1937—1940) и в эвакуации во время Отечественной войны, с 1941 по 1943г. в Боровом. Там же он начал работу «Передуманное и пережитое», в которой намеревался изложить значительную часть своей богатой впечатлениями жизни, встречи со значительными людьми и события, которых он был очевидцем. Последней напечатанной при жизни работой В.И. была статья «Несколько слов о ноосфере» (1944).

В.И. был глубоким мыслителем, всесторонне знающим натуралистом и высоко моральным человеком; его влияние на нашу культуру огромно

В 1943г. В.И. была присуждена Государственная премия первой степени за выдающиеся работы по минералогии и геологии

В.И. возвратился из эвакуации в Москву в 1943г., а 25 декабря 1944г. у него произошло кровоизлияние в мозг, и 6 января 1945г. его жизнь оборвалась.

В увековечение памяти В.И. Вернадского Совет Народных Комиссаров СССР постановил:

1. Установить в Академии наук СССР в Лаборатории геохимических проблем имени академика В.И. Вернадского одну докторантскую стипендию в размере 1300 рублей и одну аспирантскую стипендию в размере 800 рублей в месяц.

2. Поручить Академии наук СССР издать труды академика В.И. Вернадского.

3. Установить в Московском университете две аспирантские стипендии имени академика Вернадского в размере 800 рублей в месяц каждая.

4 Похороны академика Вернадского В.И. принять на счет государства.

Одна из крупных магистралей г. Москвы названа именем В.И. Вернадского (проспект Вернадского).

А. П. Виноградов

 




      
  на главную страницу   поиск  
     


      
      
     <